.t280__menu__content { background-color: #0bb6d2; }
Новости

Языки малочисленных народов России: сохранить язык – сохранить культуру этноса

Общие Ассоциация МЭО
8 июня в эфире федеральной государственной радиостанции "Радио России" вышел выпуск передачи "Сигналы точного времени", посвященный языкам малых коренных народов России.

Гостем передачи выступил Александр Михайлович Кондаков, Генеральный директор компании "Мобильное электронное Образование", д.п.н., член-корр. РАО.
Напомним, что МЭО активно участвует в поддержке сохранения национальных культур малых народов России. Стойбищные школы и детские сады ханты и манси, использующие МЭО, дают возможность предоставить детям качественное образование, не отрывая их от традиционного уклада жизни.

Мы приводим расшифровку части передачи для тех, кому удобнее читать, а не слушать. Ссылка на эфир для прослушивания указана в конце статьи.

Радио России: Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов согласен с тем, что наблюдается рост интереса к такому проекту как «Тотальный диктант», упомянув, что в такой же форме проходит диктант на татарском языке. Он предложил инициировать другие диктанты и на других национальных языках народов, проживающих в Татарстане, например на чувашском, мордовском, удмуртском, марийском и других. По его мнению, подобные акции помогут популяризировать национальные языки культур и народов многонациональной России и ее регионов.

Сейчас около полутора миллионов школьников в своих школах изучают национальные языки. Наибольшее количество учеников приходится на Республику Дагестан, Чеченскую Республику, Республику Башкортостан, Республику Татарстан. Есть такая закономерность: к сожалению, языки малых народов постепенно исчезают. С чем это связано? Изучение национальных языков в школах – дело добровольное. То есть каждый ученик (или родитель за него) принимает решение, будет ли он дополнительно изучать язык своего народа или ограничится изучением русского языка как государственного языка Российской Федерации. И постепенно национальные языки вымирают.

Мы поговорим о том, как сохранить эту уникальную культуру языков разных народов. Процессы глобализации и урбанизации национальных культур, которая происходит в нашем веке активно, выдвигает в качестве одной из задач сохранение национального этнического многообразия. Подсчитано, что почти каждые две недели в мире исчезает по одному языку. По данным ЮНЕСКО около 40% языков народов мира находится под угрозой уничтожения. К сожалению, процесс стремительной и опасной деструкции затрагивает и нашу страну. Все больше представителей малых народов утрачивают национальную идентичность. Так, из 156 языков коренных народов России, которые существовали по крайней мере до середины XIX века, полностью утрачено не менее семи языков. Имеет устойчивую тенденцию к снижению числа носителей 81 язык, имеют менее 10 носителей 3 языка, от 10 до 100 носителей 11 языков, от 100 до 1000 носителей – 25 языков. Таким образом, уже в течение одного-двух поколений 49 языков могут полностью исчезнуть.

Сейчас под угрозой находится 18 языков коренных народов России. То есть носителями этих языков являются буквально считанные единицы людей, они уже в достаточно серьезном возрасте. И сохраняют эти языки исключительно в записях лингвисты.

В мире накоплен определенный, хотя и незначительный опыт восстановления вымерших языков. Воскресить умерший язык очень сложно, хотя мировая история знает такие прецеденты.  Например, в семидесятые годы прошлого столетия умер последний носитель мэнского  языка, однако чуть ранее на британском острове Мэн оставалось еще несколько пожилых людей, которые говорили по-мэнски. К ним отправились лингвисты, которым удалось записать большой объем языкового материала. Речь идет о текстах, на базе которых впоследствии было составлено подробное грамматическое описание языка. Стали разрабатываться школьные программы преподавания мэнского языка. Таким образом, в английской провинции появились люди, целенаправленно выучившие мэнский язык и пожелавшие чтобы им владели их дети. В настоящее время есть уже несколько семей, в которых дети считают своим первым языком мэнский.

Это то, что происходит за границей, а что же у нас? На минувших выходных мне довелось побывать в Хакасии и пообщаться с людьми по поводу этники, по поводу фольклора. Побывала я и в одном деревенском музее. Музей этот рассказывает о жизни одного сказителя местного хакасского эпоса. Собственно, это дом, где он жил. Я разговаривала с хранительницей этого музея. Это прекрасная женщина, которая сейчас на пенсии. Она сказала, что к сожалению передать руководство этим музеем некому, так как она единственная в округе кто знает хакасский язык. В школах хакасский язык, к сожалению, не изучают. И действительно очень многие люди, которые являются хакасами и считают себя хакасами, хакасским языком уже не владеют. А ведь мы даже не можем говорить, что это – малый народ, это достаточно большая группа.

Как же спасти язык в таких условиях, когда на нем разговаривает один человек на несколько селений? Что делать для того чтобы сохранить языки? Поговорим с экспертами. У нас на связи Генеральный директор компании «Мобильное Электронное Образование», доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО Александр Михайлович Кондаков и лингвист, доктор филологических наук, директор института языкознания РАН профессор филологического факультета МГУ Андрей Кибрик.

Александр Михайлович, давайте начнем с нашего законодательства. По закону изучение языков малых народов, коренных народов у нас каким образом происходит в школах? Есть ли у нас уроки по изучению родного языка?

А.М.Кондаков: Давайте начнём с конституции Российской Федерации, в которой прописано, что каждый человек имеет право на обучение на родном языке. Это закреплено в основном законе нашего государства и, естественно, реализуется в законодательных и нормативных актах другого уровня. Оно закреплено и в законе «об образовании» и в федеральных государственных образовательных стандартах, и т.п.

Радио России: Это означает, что человека сам выбирает, на каком языке он будет проходить обучение? Я так понимаю, что речь идет о том, что и математика на родном языке, и история на родном языке и география на родном языке. Или как?

А.М.Кондаков: Формально да, но на самом деле, особенно когда речь идет о крупных народах, таких как татары, башкиры и другие, то есть школы, в которых все эти предметы преподают на родных языках. И это правильно, это позволяет сохранить не только язык, но и культуру, идентичность и многие другие вещи. Кстати говоря, мы должны с вами помнить, что родной язык является отличительной чертой каждого этноса. Но есть большое количество малых народов. Их в стране сейчас около двух сотен. И, конечно, здесь вопрос стоит очень сложный. В моем понимании, дело заключается в том, что мы живем в многонациональном государстве, где государственным языком является русский язык.

Кстати говоря, в национальных субъектах Федерации вторым государственным языком может считаться язык титульной нации. Например, в Татарстане это татарский язык. Но есть малые народы, такие как ханты, манси, ненцы и так далее. С ними дело обстоит значительно сложнее. Особенно это касается тех народов, которые до сих пор ведут кочевой или стойбищный образ жизни. И тогда возникает вопрос: а каким образом обеспечивать преподавание на родном языке? В этом плане в большинстве случаев так решается вопрос: в дошкольном образовании обучение ведется на родном языке, а вот уже в начальной школе – как на родном, так и на русском языке. В основной школе, как правило, обучение ведется на русском языке при сохранении преподавания родного языка.

Но возникает вопрос… И это, кстати говоря, вопрос не новый, он стоял и в советское время и долгое время был достаточно острым, много было дискуссий на эту тему. В нашей стране было безусловное уважение к родному языку каждого народа. И вот это, с моей точки зрения, и сегодня соблюдается и законодательно закреплено. Потому что если народность, этнос утрачивает язык, это означает, что этот этнос, народ, культура исчезает. И тогда мы возвращаемся к тому, с чего Вы начали передачу – придется предпринимать шаги по восстановлению наших языков, то есть фактически по восстановлению этносов.

Радио России: Вы говорите о том, что ребенок может выбрать язык, на котором он учится. Но вопрос в том, что в современном мире часто так происходит, что носители утрачивают способность говорить на родном языке по одной простой причине: потому что в семьях перестают говорить на этом языке, предпочитая, допустим, русский. Общение между родителями в основном происходит на русском языке, потому что его знают оба родителя. Какова вероятность, что ребенок из такой смешанной (или не смешанной) станет носителем национального языка?

А.М.Кондаков: Вы знаете, Вы поднимаете вопрос очень серьезный. Потому что это может быть смешанная семья или семья, которая проживает в Москве или в другом крупном городе. Тут возникает вопрос о самоидентификации внутри семьи. И вот это очень важный вопрос, к которому нужно обращаться в том числе и системе образования, одной из задач которой является формирование самоидентификации ребенка не только как гражданина России, не только как члена своей семьи, но и как представителя того или другого народа.

Я с такими вещами сталкиваюсь постоянно в разных регионах. Не хочу приводить пример Татарстана, потому что это большая республика с высокой долей татарского населения, а вот допустим стойбища хантов или ненцев – здесь возникают очень серьезные вопросы. И сама система образования (я могу привести конкретные примеры) в данном случае выступает неким гарантом того, что эта национальная идентичность будет сохранена. И здесь идет работа не только с самими детьми, но и, конечно, с семьями. Это очень серьезный вопрос в таком многонациональном государстве как наше.

Тем более, на сегодняшний день мы с вами пока еще не поднимали вопрос о нарастающем культурном и национальном разнообразии нашей страны. Она происходит и за счет внутренней миграции, когда люди стали мигрировать из северо-кавказских республик на север или в центр страны. Но прежде всего это внешняя миграция. Когда поток внешних мигрантов резко нарастает, здесь стоит вопрос о том, каким образом соблюдать права детей, которые прибыли к нам из других государств. А это, кстати говоря, тоже гарантировано как Конституцией Российской Федерации, так и последними решениями Совета по межнациональным отношениям при Президенте.

Радио России: По вопросу внешних мигрантов… В принципе очевидно, что, прибывая в страну с другим языком, человек должен выучить язык этой страны. Так во всяком случае дело обстоит в Европе: неважно из какой страны ты приехал, ты должен выучить местный язык сначала. А если ты хочешь изучать еще и свой родной язык, то есть национальные школы и можно туда отправиться.

Вы говорили о добровольности изучения родного языка. Очевидно, что, скорее всего ребенок и его родители выберут путь наименьшего сопротивления и отправят ребенка учить тот язык, который является общедоступным, язык, на котором общается вся страна. Это будет русский язык. Если республика принимает на своем уровне как государственный язык еще один язык, язык своей народности (как в Татарстане это происходит), может быть в этом случае ввести обязательную норму обучения и татарского языка? С тем, чтобы люди, проживающие на территории этой республики, могли свободно общаться на двух языках?

А.М.Кондаков: В том же Татарстане есть школы с преподаванием чисто на русском языке, есть школы с преподаванием на татарском языке, и есть школы, где дети изучают более глубоко татарский язык. Это разные ситуации, это выбор семей. И он никогда не нарушается. В самой республике создана атмосфера уважения и принятия, даже престижности основ татарской культуры, традиций. Это основа государственной политики республики в этом плане. Но я хочу еще раз подчеркнуть, что Татарстан – не исключение. Это просто очень крупная республика с большим процентом коренного татарского населения. В Татарстане проживают и башкиры, и марийцы, и удмурты. И никто не ущемляет прав этих народов.

Радио России: И они точно так же могут разговаривать на своих национальных языках, только как этого добиться? Вообще редкая, конечно, ситуация, когда человек, не являющийся носителем, осваивает язык на уровне носителя.

А.М.Кондаков: Когда мы разрабатывали федеральный государственный образовательный стандарт, у нас самые сложные вопросы возникли по формированию учебных планов именно в части преподавания родных языков. Были очень бурные дискуссии. И надо отдать должное национальным республикам, в том числе Татарстану, Дагестану, Башкирии.  Когда мы с ними это обсуждали, был очень конструктивный диалог. На первый план ставился как раз вопрос национальной самоидентификации, но в том числе и будущего наших детей. Почему? Потому что русский язык является не только языком государственным, не только языком межнационального общения. Это язык высшего образования, это язык экономики, язык социальной сферы. Здесь, конечно, возникают очень деликатные ситуации, которые требовали очень глубокого обсуждения, больших дебатов. И мы приходили к взвешенным и компромиссным решениям, уважительно относясь, прежде всего, к позиции коренных народов. Но я ещё раз хочу сказать, что именно система образования сегодня берет на себя основную нагрузку по  поддержке, сохранению культуры языка, традиций, самоидентификации коренных народов.

На фото ученик стойбищной школы-сада в ХМАО.

Прослушать дальнейшую дискуссию вы можете по ссылке

Источник: radiorus.ru